Записки врача: инвалидная коляска и ценность свободы

  • admin
  • Комментариев нет
Записки врача: инвалидная коляска и ценность свободы
  • Фото: Записки врача: инвалидная коляска и ценность свободы

Впервые я увидел Н. примерно за год до того, как она впервые появилась в моем врачебном кабинете. Был концерт когото их заезжих менестрелей. Среди любителей песен под гитару, отличающихся повадками и статью бывших туристов, выделялась грузная женщина, опиравшаяся при ходьбе на палку. «Были когдато и вы рысаками», — некстати подумал я.

Но, когда Н. стала моей пациенткой, выяснилось, что пешие походы и палатки на горных склонах не были ей близки. Зато в ее киевском прошлом остались домашние концерты бардов, поездки в Москву на спектакли Таганки «с Высоцким», накрепко привязавшие ее к этой особенной ветви песенного жанра. В пору молодости песенки бардов, неподвластные официозу, означали для неекак и для многихсвободу. Теперь такою свободой от домашнего заключения, вынужденного немощью, стали для Н. их официальные концерты.

Впрочем, ко времени нашего знакомства выходы из дому давались ей все труднее. Тяжелый остеоартроз тазобедренных и коленных суставов, бывший следствием ревматоидного артрита, причинял Н. боль буквально при каждом шаге. Дополнительно к РА, мою подопечную не оставляли и другие хронические заболевания: бронхиальная астма, гипертония и сердечная недостаточность. Кроме того, длительное лечение кортикостероидами привело Н. к стероидному диабету и остеопорозу. Последний стоил ей перелома одного из грудных позвонков, и боли в грудной клетке, усиливающейся при движениях. Медикаментозное лечение Н. включало, помимо стероидов, азатиоприн и плаквенил, метопролол, лерканидипин, метформин, статины, инъекции лираглютида (Victoza), симвастатин и периодически мочегонные препараты

И, хотя мне удалось снизить дозу преднизолона и сократить до минимума количество постоянных таблеток, подобрать адекватное обезболивание попрежнему не удавалось. Постоянный прием нестероидные противовоспалительных препаратов был невозможен как изза сочетания с кортикостероидами, так и изза возможности обострения астмы либо декомпенсации сердечной недостаточности. Небольшие дозы опиатов либо трамадола оказались не в состоянии справиться с болью в суставах. БОльшие дозы вели к неприемлемым побочным эффектам.

Хирурги наотрез отказались заменить больные суставы Н. протезами. Набор тяжелых болезней делал успех операции сомнительным, а большой вес практически исключал возможность функциональной реабилитации. Через несколько лет Н. уже не могла ходить с помощью палочки, и палочку заменила коляска для инвалидов — кресло на колесах. Привозил ее на прием муж, который, как это нередко бывает, значительно уступал в размерах своей супруге. История печально напоминала известный рассказ Юрия Олеши «Лиомпо» («Вещи»), где мир вокруг главного героя неуклонно сужается по мере развития тяжелой болезни.

Но моя пациентка вовсе не собиралась медленно умирать! Н. цеплялась за каждую возможность выйти из дому. Подозреваю: даже очередные приходы на прием ко мне были значимы для нее именно в этом качестве. Однажды мы заговорили с нею о возможности получить государственную помощь в покупке инвалидной коляски. Врачи со стажем помнят, что в бывшем Союзе пациенты, оставшиеся без ноги, пользовались льготой на покупку транспорта. Подобным правом обладают больные, лишенные возможности полноценно передвигаться, и в Израиле. Н. бросилась к открывшейся надежде так, как, наверное, в прошлом билась за лишний билет у дверей Таганки.

Хотя материальное положение ее семьи не было простым, а цена моторизованной инвалидной коляски даже после субсидии немалая, она все же добилась своегоВспоминаю один из поюжному темных вечеров. Возвращаясь домой, я остановил свою машину на светофоре. Повинуясь зеленому сигналу, наш путь весело пересекла одинокая инвалидная коляска. Ею гордо управляла Н. Я вспомнил годы нашего знакомства, безжалостную болезнь, которая неуклонно сужала ее мир, и еще раз восхитился своей пациенткой, ее желанием самостоятельности и свободы.

Говоря о больных с остеоартрозом и их страдании от ежедневных болей, мы охотно обсуждаем лекарства, операции, и другие врачебные вмешательства. При этом цель нашей помощиэто, в конечном счете, улучшение качества жизни пациента. Но для наших подопечных этот сухой медицинский терминне абстрактное понятие, а та степень свободы, которой их лишает болезнь. Они хотят гулять с внуками, выращивать цветы, приходить на концерты и спектакли. Мне кажется, что помочь больному найти конкретную цель, ради которой стОит переносить тяготы лечения не менее важно, чем правильно подобрать ему лекарства

Н. умерла два года назад в результате тяжелой инфекции. Мотоколяска до сих пор стоит в подвале дома, где живут ее муж и сын. Но я пока не встретил никогохотя пациентов с тяжелым остеоартрозом у меня немалокто был бы готов ее купить. Того, для кого ее стоимость была бы меньше, чем ценность свободы.

Автор: врач терапевт Принц В.

Оцените эту запись:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Яндекс.Метрика